РамСпас поиск. Возвращение Федор Аксенов. Кавалер славы

  Из Книги памяти Московской обл. (т.22-I): «Аксенов Федор Иванович, старшина 861 сп 294 сд….

РамСпас поиск. Возвращение Федор Аксенов. Кавалер славы

 

Из Книги памяти Московской обл. (т.22-I):

«Аксенов Федор Иванович, старшина 861 сп 294 сд. 1923 г.р., с.Боршева Бронницкого р-на Московской обл. Призван в 1941 г. Бронницким РВК. Умер от ран 7 апреля 1945 г. в 313 МСБ. Похоронен: Польша, г.Вроцлав».

Вроде бы известно все: где служил, где погиб, где похоронен. Вот только не служил Федор Аксенов в 294-й дивизии, а значит и его военная судьба была другой, не такой как у ее бойцов.

В архивах есть наградной лист от 1.08.1944 г. на гвардии сержанта Аксенова Федора Ивановича, того же года рождения, того же места и года призыва, только командира орудия 3 батареи 374 Гвардейского Тяжелого Самоходного Артиллерийского Остропольского Краснознаменного полка. В боях: с 1942 г. на Западном и Юго-Западном фронтах, а с 1944 г. на 1-м Украинском.

За участие в Львовско-Сандомирской операции он представлялся к награждению Орденом Отечественной Войны IIстепени. Вот выписка из представления: «Командир орудия, гвардии сержант Аксенов в совершенстве овладел методом прямой наводки по неподвижным и подвижным целям, свое искусство показал в период боевых действий с 18 по 31 июля 1944 года. При взятии населенных пунктов: Словита, на Могильце, Шопки, Унтервальден, Варув, Куровице. При этом /в боях/ за населенные пункты уничтожил: до 40 солдат и офицеров противника, два орудия, три миномета, подавлен огонь двух минометных батарей.

30 июля с/г самоходная установка первая ворвалась в город Самбор, в районе города уничтожил: до 60 солдат и офицеров противника, два танка «Тигр», склад с горючим.

За проявленное мужество и инициативу, за умелое истребление живой силы и техники противника, гвардии сержант Аксенов достоин /награждения/ правительственной наградой орден «Отечественной Войны второй степени».

Правда, эту награду Аксенов не получил, согласно приказа по войскам 4-й танковой армии вместо нее он был награжден орденом Славы III степени. Не менее достойная награда, высшая среди солдатских. Этот орден был учрежден в ноябре 1943 г. и награждались им только солдаты и сержанты, а в авиации еще и мл. лейтенанты. Он вручался исключительно за личную храбрость, мужество и бесстрашие, проявленные в боях. По своему статуту и цвету ленты орден Славы почти полностью повторял одну из самих почитаемых дореволюционных наград — Георгиевский крест. Таким же почетом он пользовался и у солдат Великой Отечественной.

Вот такую награду получил наш земляк Федор Аксенов, командир самоходки ИСУ-152 «Зверобой». Такие стояли на вооружении его полка. Герои фильма «На войне как на войне» воевали на ИСУ-122, т.е. калибром поменьше, Аксенов же командовал еще более мощной установкой.

В войну было сформировано от 53 до 56 тяжелых самоходно-артиллерийских полка. В полку было по 21 самоходке в составе 4-х батарей, по пять машин в каждой и командирская машина. Насколько это была суровая техника, говорит тот факт, что, как правило, командирами и механиками-водителями ИСУ-152 были офицеры — лейтенанты и младшие лейтенанты. В состав расчета входили: механик-водитель, командир, наводчик, замковый и заряжающий.

С весны 1944 г. полки перевооружались на установки ИСУ-152, и всем им присваивалось звание «гвардейский». Это подчеркивало их мощь и значимость в боевых действиях.

В войсках были и штурмовые орудия, и противотанковые пушки, и самоходные гаубицы, но САУ-152 объединяла в себе все эти категории.

Боевое крещение самоходки в предыдущей модификации СУ-152 получили на Курской дуге. Их было всего 25, но они стали полной неожиданностью для немцев, т.к. их бронебойно-трассирующие снаряды на расстоянии до полутора километров пробивали лобовую броню всех типов танков Вермахта, а при попадании в башню могли просто сорвать ее с погона. Даже если дальность не позволяла броню пробить, то прямое попадание в танк или самоходку противника выводило из строя экипаж и приборы, делая технику небоеспособной.

Хотя, все-таки, основным предназначением самоходки была огневая поддержка наступающих танков и пехоты. 152,4-мм (6-дюймовая) гаубица-пушка установки эффективно уничтожала как неукрытую пехоту, так и расположившуюся в траншеях и ДОТах. Если снаряд самоходки попадал в среднего размера дом, то ничего живого там не оставалось.

Особенно эффективно самоходки действовали в городских боях. Там, как в поле, полки не развернешь, и бои в основном велись за хорошо укрепленные очаги обороны немцев. Зачастую, на верхние этажи немцами поднимались даже орудия. Они могли пропустить нашу бронетехнику и ударить по ней с тыла, в наиболее незащищенные места, поэтому в городе формировались штурмовые отряды, в состав которых входили танки, самоходки и пехота. Без пехоты воевать было крайне опасно, броня уже не спасала. Особенно опасны были «фаустники», вооруженные панцершреками или фаустпатронами, т.к. они могли ударить из любого окна или подвала.

Обычно в штурмовой группе были одна-две самоходки с отделением пехоты, в состав которого включался огнеметчик, для «выкуривания» немцев из подвалов и домов, и снайпер или просто метко стреляющий боец, для снятия «фаустников». Не менее эффективными были для этого и крупнокалиберные пулеметы ДШК, к концу войны установленные практически на всех ИСУ-152.

Самоходка подавляла огневые точки немцев, пробивала брешь в зданиях и баррикадах, куда устремлялась и закреплялась уже наша пехота. Если же в составе группы были танки, то самоходка своим мощным огнем просто расчищала путь для их продвижения вперед. Но если взаимодействие пехоты и бронетехники было слабым, потери с нашей стороны резко возрастали.

Зачастую эффективность самоходок снижалась из-за ошибок их командиров. Было такое и в 374-м гв. полку, когда он поддерживал войска 6-й армии в боях за немецкий город Бреслау. В приказе по армии от 5.04.1945 г. №011 отмечено: «С исходных позиций, как правило, танки и САУ к объектам атаки выходят медленно, что объясняется плохим выбором исходных позиций, не оборудуются пути выхода в атаку (374-й тяжелый самоходно-артиллерийский полк).

На поле боя танки маневрируют медленно, скопляются в кучу по нескольку машин и дают возможность противнику вести прицельный огонь по машинам (…374-й тяжелый самоходно-артиллерийский полк…) или же сосредоточивать огонь целых артиллерийских, минометных батарей по скоплению машин.

…Танкистами и самоходчиками разведка целей противника и выходов на новые огневые позиции вне машин ведется небрежно, ходят в рост, не маскируются, из люка выходят медленно, не ставя машину в укрытие в неочищенных кварталах, в результате чего несут ненужные потери в личном составе, тем самым выводят на время машину из строя…».

На следующий день после выхода приказа, 6 апреля, был тяжело ранен командир САУ-152 гвардии старшина Федор Аксенов. Он получил слепое пулевое ранение левой подвздошной области, проникающее в брюшную полость, ранение тонкого кишечника. Такое ранение сопровождается обильным кровотечением и попаданием содержимого кишечника в брюшную полость. Без немедленной операции человек обречен. Аксенов был направлен в 313-й медико-санитарный батальон 294-й стрелковой дивизии, где и умер 7 апреля 1945г.

Не знаю, получил он пулю, когда вел бой из ДШК своей самоходки, или, как сказано в приказе, пренебрег опасностью, не укрылся за броней и поплатился за это жизнью. Пулю он мог получить только вне самоходки. Видимо, в медсанбат он был доставлен из боевых порядков 861-го стрелкового полка, поэтому в Книге памяти в него и зачислен.

О штурме Бреслау коротко, но ярко написал в своем дневнике участник боев полковник Чичин: «…17.02.45 г. Бреслау окружен… В городе вооружены все от 15 до 60 лет. Сопротивляются насмерть… 18.02.45 г. Бреслау защищают от мала до велика. Наши солдаты мстят безжалостно. Отдан приказ пленных и гражданское население не расстреливать, но не помогает. Нужно принимать срочные меры, мы не должны стать варварами. …15.03.45 г. Депрессия с большими потерями в людях. На четвертом году познал, что такое война в больших городах. … 27.03.45 г. Успеха нет. …Немцы сильны фаустпатронами и подвалами. Стоят насмерть. …Появилось нестерпимое желание скорее закончить войну. Хочется потому, что увидел конец всему этому…».

Так же хотел этого и наш земляк, 22-х летний (если исполнилось!) командир «Зверобоя» Федор Аксенов из Боршевы. Уже старшина, провоевавший три года, дважды раненый, один раз тяжело, кавалер ордена Славы, он не дожил до Победы всего один месяц и один день.

Согласно донесения 313 мсб, он был похоронен около общественного кладбища на восточной окраине д.Штабельвиц в полутора километрах северо-западнее Бреслау. Сейчас это жилой район Стабловице г.Вроцлав, Польша. После войны известные захоронения наших павших солдат были перенесены на офицерское и солдатское кладбища Вроцлава. На солдатском кладбище Сковрония Гора похоронено более 7 тыс. солдат, половина неизвестных. Старшина Аксенов среди безымянных. Но он там. Дома, в Боршеве его ждал отец, Иван Спиридонович, где-то живут его родные и сейчас. Что знают они о нем?

Ищите своих близких!

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 8-496-46-50-330 Горбачев Александр Васильевич.

Другие материалы по поиску без вести павших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/

 

 

Поделиться:

Просмотров: 4

Добавить комментарий

Если вам есть что сказать, поделитесь мнением!

Комментарий

*

Ваше имя

*

E-mail

*

Похожее