Солдат Кучеров. Исправление ошибки

Михаил Кучеров. Плен Из Книги памяти Московской обл., т. 22(I): «Кучеров Михаил Михайлович, красноармеец 1008…

Солдат Кучеров. Исправление ошибки

Михаил Кучеров. Плен

Из Книги памяти Московской обл., т. 22(I):

«Кучеров Михаил Михайлович, красноармеец 1008 сп 266 сд. 1903 г. рождения, д.Марьино, Ногинского р-на. Призван в августе 1941 г. Раменским РВК. Погиб в концлагере Шталаг-380 16 апреля 1944г. в Польше, Келецкое воеводство, г.Коньск».

Его жена, Кучерова Акулина, жила в Раменском, п. Холодово, 26, кв.1.

К сожалению, та же достаточно распространенная ошибка при обработке документов пленных. Местом гибели, а значит, и захоронения, указан первый лагерь военнопленного без учета его дальнейших перемещений. Но для родственников важно фактическое захоронение, поэтому при самостоятельном поиске следует учитывать возможность такой ошибки и место захоронения уточнять все-таки через Красный Крест — российский, польский, немецкий.

Мы исправим эту ошибку, но рассказ о военной судьбе следует начать с обстоятельств, при которых Кучеров в плен попал. Он действительно служил в 1008-м стрелковом полку 266-й стрелковой дивизии, номер полка указан в документах пленного. В плен попал 26 мая 1942 г. под Лозовенькой (в карте пленного Losowo), т.е. в тот же день, что и Голощапов, о судьбе которого я писал ранее. Их объединяет и место пленения, харьковский «котел».

В своей книге «Так мы шли к Победе» маршал Баграмян писал: «Западнее Лозовеньки сосредоточивались силы, прикрывавшие до этого войска 6-й армии от ударов с запада. Сюда же к утру 27 мая вышла и 266-я стрелковая дивизия полковника А.И.Таванцева…» Дивизия дальше всех углубилась в оборону противника и пробивалась из окружения одной из последних.

Как и с 41-й дивизией, где служили наши земляки Голощапов и Дмитриев, солдаты и командиры выбрали себе разные судьбы. Солдат Кучеров погиб в плену, а тот, кто посылал его в бой, командир 266-й дивизии, как и командир 41-й, стал власовцем. Были и такие. Но основная масса командиров и военачальников осталась верна присяге.

Намогильная плита фото 1945 года

Вот лишь часть из павших в харьковском «котле». Заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал Костенко погиб 25 мая у села Петропавловки (по некоторым сведениям, застрелился). Перед смертью ему пришлось испытать еще один удар — на его глазах погиб любимый сын Петр.

В период с 23 по 29 мая погибли генералы К.П.Подлас, Ф.Я.Костенко, А.М.Городнянский и Л.В.Бобкин, причем первые трое застрелились, предпочтя смерть плену. А у генерала Л.В.Бобкина погиб еще и 15-летний сын, которого он накануне не эвакуировал в тыл.

Первым лагерем для Кучерова был лагерь для военнопленных в Ковеле (Stalag 301 Kowel, Ковель, Украина), именно оттуда 9 июня 42-го он поступил в лагерь 380 (Stalag 380, Skarzysko Kamienna, Скарцыско Каменна, Польша). Согласно Книге памяти, он и погиб в Коньске, это около 30 км от Скарцыско Каменна. Там был спецлазарет, в котором умерли много наших военнопленных, но не Кучеров. Он пробыл в шталаге-380 чуть больше месяца и уже 17 июля 42-го был переведен в Stalag VIG Bonn-Duisdorf. Это уже Германия, городской район Дуйсдорф, г.Бонн, Северный Рейн, Вестфалия.

Лагерь функционировал как международный. В нем находились поляки, французы, югославы, итальянцы, бельгийцы, были и англичане с американцами. С августа 41-го стали поступать и советские военнопленные. Так как на помощь по линии Красного Креста рассчитывать они не могли, их разместили отдельно от остальных пленных. Из-за отсутствия дополнительного питания и лекарств, смертность была огромной, что, впрочем, не мешало использовать их труд в рабочих командах.

С 19 июля 42-го по 21 октября 43-го в такой рабочей команде 131 (Arb. Kdo. Palenberg 131) работал и Кучеров. Сейчас это г. Раленберг недалеко от границы с Бельгией. 21 октября 43-го он был направлен в лазарет, 4 ноября переведен в госпиталь для военнопленных при лагере «Арнольдсвейлер», откуда уже 6 ноября в этот лагерь и выписан. 10 января 44-го снова направлен в тот же госпиталь, выписан 27 января, и опять в лагерь «Арнольдсвейлер». Вообще этот лагерь назван по одному из районов г.Дюрен и фактически являлся местом дислокации рабочих команд. По некоторым сведениям, это было, в том числе, место сбора выздоравливающих для их последующей отправки в рабочие команды.

Хотя что значит «выздоравливающие»? Уже 44-й год. Нет уже той массы эшелонов с дармовой рабочей силой. В отличие от женщин советских, немецкие женщины своих мужей в шахтах не заменяли. Их заменяли военнопленные и угнанные на работу гражданские со всей Европы. В 44-м эту рабочую силу приходилось не то чтобы беречь, но хотя бы поддерживать их работоспособное состояние.

Так и с Кучеровым, его скорее не лечили, а на некоторое время восстанавливали работоспособность. Многие рабочие команды в Вестфалии работали в шахтах, видимо, там он туберкулезом и заболел. Когда уже не мог работать, отправляли подлечиться, чтобы по выписке снова на работы отправлять. Об этом свидетельствуют записи в карте пленного. Фактически использовали до последнего, то есть до смерти.

Вот что писал Ф.И.Чумаков («Война и плен. 1941-1946») о шталаге-326: «Туберкулезные больные ненадолго задерживались в маленьком четвертом бараке, их переводили — для умирания — в лазарет Штаумюле. Говорили, что баланду там дают лишь раз в день». Возможно, запись о переводе Кучерова в шталаг 326 за три  дня до смерти как раз и связана с его помещением в 4-й туберкулезный барак.

Итак, 13 апреля 44-го Кучеров попадает в лазарет Штаумюле. В некоторых источниках этот лазарет считают принадлежащим шталагу-326, но он находился в 15 км от лагеря и подчинялся коменданту гарнизонного полигона. Создавался лазарет как эпидемиологический после появления первых вспышек сыпного тифа и дизентерии. Немцы боялись распространения эпидемии на своих рабочих и персонал лагерей, поэтому разместили его на военном объекте СС «Sennelager», где уже были построены и обнесены колючей проволокой около 30 бараков. В каждом бараке было по пять комнат с нарами в два яруса. Рассчитан был лазарет на 2368 больных.

Из книги Karl Hüser, Reinhard Otto «Das Stammlager 326 (VI K) Senne. 1941-1945» (в России не издавалась): «С середины 1942 года Штаумюле, наконец, превратился в центральный туберкулезный лазарет для больных советских военнопленных, предположительно, из всего VI военного округа, в основном же из Рурской области, так как туберкулезу легких были особенно подвержены пленные, работающие в шахтах».

Видимо, состояние Кучерова было уже критическим, так как болезни пленных проходили на фоне истощения и других связанных с этим болезней. Он умер от туберкулеза 16 апреля 44-го. Был похоронен на кладбище Форелькруг/Сенне, могила 1382, список 13198, ряд 30.

Здесь следует уточнить, что в различных источниках местом захоронения погибших в шталаге-326 (VIK) и умерших в лазарете Штаумюле указывается либо Штукенброк, либо Форелькруг, но это одно и то же захоронение. Видимо, это связано с тем, что шталаг-326 (VIK) располагался возле маленькой деревни Эзельгайдэ общины Штукенброк, а кладбище находилось у еще меньшей деревни Форелькруг той же общины, поэтому используется название общины — Штукенброк. Те, кто хочет посетить место гибели своих родных, должны это знать. Это же место называют и Штукенброкским памятником.

Строители памятника ш-326

Памятник был построен освобожденными советскими военнопленными по их же проекту. Это был первый памятник в Европе, построенный советскими людьми в память о погибших в немецком плену товарищах. Шталаг-326 освобождался американцами и был в американской зоне.

На открытие памятника собрались освобожденные узники разных национальностей, американские солдаты и сводный оркестр американского корпуса генерала Андерсена. Выступили представители американской и советской комендатур лагеря. После слов «Памятник открыт» упало полотно, и открылась надпись: «Здесь покоятся русские солдаты, замученные в фашистском плену. Их 65 000. Вечная память товарищам! 1941-1945 гг.». Население целого города лежит там.

Одним из строителей памятника был выживший в плену Иван Иванович Кузовлев из Раменского района, он есть в списке бригады землекопов, бетонщиков. В картотеке бывших в плену есть Иван Иванович Кузовлев, 1911 г.р. из д.Аксеново, возможно, это он.

Памяти павших и выживших в шталаге-326 много времени и сил посвятил приемный сын одного из авторов памятника Милослав Хаперский, его сайт http: http://sites.google.com/site/stakag326.

Он ищет родственников строителей памятника, то есть родственников Ивана Кузовлева. Если кто-то узнал в нем своего деда или прадеда, пожалуйста, позвоните в РамСпас.

Копии архивных документов находятся в МУ РамСпас. Тел. 46-50-330, Александр Васильевич Горбачев.

Все материалы по поиску без вести пропавших на сайте http://gorbachovav.my1.ru/.

Поделиться:

Просмотров: 28

Добавить комментарий

Если вам есть что сказать, поделитесь мнением!

Комментарий

*

Ваше имя

*

E-mail

*

Похожее